back  |  printBookmark and Share

Двери открываются, двери захлопываются

Тень прошлого понемногу спадает с туркменских школ, но обещанные реформы продвигаются медленно. by Стивен Митас 3 October 2008 Большие изменения произошли в выпускных классах средних школ Туркменистана, это отметили как местные, так и международные СМИ. Причиной тому стал факт, что в 2007 году в Туркмении в средних школах не было выпуска; вместо этого, школьники перешли в 10 класс обязательного образования. Повторное введение 10-летнего образования было одним из первых в повестке дня нового туркменского президента Гурбангулы Бердымухаммедова, шаг, который отменил один из наиболее противоречивых указов президента Сапармурата Ниязова, также известного как «Туркменбаши» (глава всех туркмен).

Со времени вступления Бердымухаммедова на пост в феврале 2007, правительство с помпой провело некоторое количество образовательных реформ, включая повышение зарплат учителям, уменьшение количества учеников в классах, а также улучшение доступа к компьютерам. Несмотря на это, многие чувствуют, что эти улучшения предназначены просто для улучшения имиджа системы, в которой ресурсы сильно недостаточны и плохо управляемы, а у туркменской молодежи мало возможностей для реализации своего потенциала.

Конечно, сложно оценивать утверждения правительства об успехах потому, что доступ в школы иностранцам и исследователям все еще жестко ограничен, а достоверную статистику получить сложно. Однако, очевидно, что текущая правительственная стратегия определяется тупиковыми противоречиями. Остающиеся подозрения насчет всего иностранного странно сочетаются с официальной политикой внедрения международных стандартов. Двери для некоторых возможностей уже открываются, хотя они захлопываются перед теми, кто не может себе этого позволить.

ВНУТРЕННЯЯ БОРЬБА

В апреле 2007 года, Бердымухаммедов пообещал 40-процентное увеличение зарплаты учителей, находящихся среди наименее оплачиваемых категорий бюджетников Туркменистана. Действительно зарплаты были повышены, однако ревальвация маната, проведенная государством, больше чем наполовину в реальном выражении обесценила это повышение. «Они нарушили свое обещание», - сказал один из бывших учителей. – «[Зарплаты] повысили только на 18 процентов». Многие преподаватели жалуются, что их низкий заработок вряд ли соответствует нормальному уровню жизни и не вдохновляет их совершенствоваться в их профессии.

В то же время, качество образовательных ресурсов очень плохое, если не ужасное. В то время как государство строит в столице новые, образцовые сооружения с компьютерными классами и цифровыми досками, в обычных туркменских классах пользуются истрепанными в лохмотья учебниками.

Почти все используемые возможности базируются на устаревших советских методах. Зубрежка и не интерактивные техники обучения все еще считаются золотым стандартом, как в Министерстве образования, так и в учительской среде. – «Государство активно пытается воссоздать советскую систему, и они не понимают, что она не является образцовой», - сказал на условиях анонимности один независимый аналитик, знакомый с системой и работающий в государственных структурах.

Морального духа родителей так же не хватает. – «[Родителей] всегда просят посодействовать, заплатить за ремонт или купить оборудование, или собрать средства на отопление классных комнат. Они не хотят участвовать или быть задействованными в школьной жизни из-за того, что они чувствуют, что уже достаточно сделали», - сказал один бывший преподаватель.

Туркменистан конечно не уникален в своей необходимости преодолеть наследие советской педагогики; однако, его нынешнее процветание, вызванное растущими доходами от нефти и газа, дает ему финансовое преимущество перед другими странами региона, которое можно было бы использовать для решения этих системных проблем.

ВНЕШНИЙ БЛЕСК

Взамен, это преимущество было почти полностью направлено по двум направлениям: строительство новых сооружений и оборудование классов компьютерами.

В то время как государство начало оснащение классов компьютерами, в основном в городских школах, его заверения, что все школы будут «полностью компьютеризированы» не конкретны и в основном не выполнены. Министерство образование недавно получило 12 тысяч компьютеров для распространения по стране, однако это составляет только один компьютер на 80 студентов – или даже меньше, если считать преподавателей и администрацию.

Там где компьютеры есть, отсутствует подключения к интернету. Не считая 20 школ, подключенных по инициативе ПРООН, неизвестно, сколько школ было подключено, и есть ли у них доступ к ресурсам сети за пределы локального образовательного портала, контролируемого государством. Чиновники министерства образования ограничили доступ в школы иностранцам и исследователям, тем самым, делая практически невозможной проверку своих заявлений о подключении. Один из преподавателей школы-новостройки в Ашхабаде жаловался, - «Они сказали мне, что интернет будет, но он до сих пор не работает».

Конечно, компьютеризация в изоляции не ведет к улучшению результатов. – «Кажется, что государство полагает, что вы можете просто установить компьютеры, и образование улучшится», - отметил иностранный чиновник, работающий в сфере развития.

Многие школы и вузы, в основном в столице, получают богатые мраморные фасады или полностью новые здания. Тем не менее, реконструкции скорее вызваны показными – и как многие считают, связанными с коррупцией – планами по обновлению города, нежели реальной необходимостью. Многие предполагают, что бюрократы, связанные с этими реконструкциями, часто подписывают двойные контракты с иностранными строительными компаниями, специально составленными, чтобы иметь возможность скрыть крупную часть отчетной стоимости контракта. Так как все внимание чиновников сосредоточено на выполнении контрактов и скрытии откатов, то возможностей по отчетности для будущих строений мало, так как фирмы срезают углы для увеличения прибыли, то можно быть почти уверенным, что эти новые школы будут и неважно построены, так и плохо эксплуатироваться, совсем как их советские предшественники.

Была также информация и о властях, заставляющих бизнесменов неофициально спонсировать школы. – «Им поручают школу, и говорят отремонтировать или покрасить стены. У предпринимателей здесь таких проблем хватает», - сообщил один учитель.

ПЛАТНЫЙ ШАНС

Молодежь Туркмении, жаждущая продолжить свое образование после средней школы, сталкивается с еще одним набором препятствий.

Высшее образование остается привилегией избранных. По расчетам правительства только 4 тысячи студентов поступят в вузы в следующем учебном году. Из выпускников средних школ этого года, только 4 процента могут надеяться на университетское обучение в Туркменистане. Правительство сообщило, что 2200 студентов будут отправлены на учебу за рубежом, хотя пока неясно, сколько из этих студентов будут учиться по полной программе для получения степени. Тем не менее, тот факт, что нынешняя администрация ввела послабления на выезд для студентов, намеревающихся учиться за границей, должен рассматриваться как четкий шаг вперед.

Еще одной мучительной проблемой является коррупция при поступлении в вузы. При предыдущей администрации, взятки рассматривались как побочное условие для поступления в университет после прохождения стандартных вступительных экзаменов. Сегодня, они стали обязательными.

Цена за место в Туркменском госуниверситете имени Махтумкули шокирующее высока – до 40 тысяч долларов США, по словам некоторых родителей и студентов.
В прошлом году, правительство удвоило стипендии студентам университетов до 200 долларов в месяц. Однако, по словам одного из родителей, инициатива произвела неблагоприятный эффект - суммы взяток для поступления в университеты достигли 9 тысяч долларов, что составляет стипендию за пять лет.

Такая система только способствует дальнейшему расслоению в туркменском обществе возможностей образования, которые и так уже в основном есть только в городах и среди элиты со связями. Другим несомненным достижением была отмена требования об обязательном двухлетнем стаже работы по выбранной специальности для поступления в университет. Соответствующее увеличение потенциальных абитуриентов, тем не менее, возможно повлияли на резкое повышение размера взяток, необходимых для обеспечения желаемого места.

За последние годы несколько выросло число студентов из Туркменистана за рубежом, а так же госслужащих, которым разрешено выехать на учебу, и правительство все больше поддерживает этот курс. Несмотря на это, иностранные дипломы редко признаются в Туркменистане, а некоторые преподаватели, участвовавшие в международных образовательных турах, заявили о допросах и нападках со стороны работодателей.

Наибольшее беспокойство вызывает то, что идеологическое образование не ослабло. Рухнама, «духовный путеводитель», якобы написанный Туркменбаши, все еще изучают по субботам, и используют как основу для вступительных экзаменов в университеты. Книга содержит сомнительную автобиографию бывшего президента и его оценку туркменской истории, вперемешку с его стихами и моральными высказываниями. В Туркмено-Турецком университете, когда-то относительно независимом вузе, студенты все больше присоединяются к своим ровесникам из других университетов для участия в официальных политико-культурных мероприятиях, а так же в качестве «добровольцев» в трудовых лагерях. И вместе с уходом фотографий и цитат Туркменбаши из школ, их место занимают новые, сияющие плакаты с образом и фразами Бердымухаммедова.
back  |  printBookmark and Share

TOL PROMOTION

Image 20871

© Transitions Online 2014. All rights reserved. ISSN 1214-1615
Published by Transitions o.s., Baranova 33, 130 00 Prague 3, Czech Republic.