back  |  printBookmark and Share

Потеря человеческих ресурсов

Общественность на Балканах должна избавиться от мифа о преимуществе местных образовательных систем. by Дениза Костовикова (Denisa Kostovicova) 30 March 2007 Есть миф, который все государства западных Балкан разделяют со времен расцвета коммунизма – превосходное качество образования в регионе. Да, мы, возможно, сильно отстали от Запада по развитию и процветанию, говорит миф, однако образование было и является предметом нашей гордости. Наши инженеры-бакалавры смекалистее своих западных коллег-магистров; наши философы прочитали на десятки, если не сотни томов больше, чем их западные коллеги; наши дети получают настоящие знания в начальной школе, пока их сверстники на Западе играют в игры.

Этот миф необходимо развенчать.

Частично он основывается на чрезмерном количестве студентов, принимаемых в вузы, по сравнению с количеством, закончивших учебу. В школах и сегодня зачисляют столько учащихся, что их количество вдвое превышает число получивших аттестаты.

В то же время, на Балканах наблюдается нехватка человеческих ресурсов, критически необходимых для поддержки текущего процесса полномасштабных реформ и содействия интеграции государств в мировую экономику, в частности в Евросоюз.

Имеется несколько причин этого дефицита, или, точнее, потери человеческих ресурсов.

Эксперты определили два вида миграции, оказывающих неблагоприятный эффект на человеческие ресурсы: «внешняя утечка мозгов», когда хорошо образованные специалисты находят лучшее профессиональное применение за рубежом; и «растрата мозгов» или «внутренняя утечка», когда специалисты меняют работу в своей сфере деятельности на другую, хорошо оплачиваемую работу в частном секторе или же их профессиональные знания не востребованы в экономике.

Иностранцы, работающие в балканском регионе, часто замечают официантов и таксистов с высшим образованием. Такие люди подверглись воздействию процесса внутренней утечки мозгов.

Статистика, там, где таковая наличествует вообще, выглядит удручающе. Данные по странам разнятся, рассматривать их следует осторожно, однако, они все же отражают человеческое и материальное опустошение, вызванное конфликтами 90-х годов, истощение экономической базы, необходимой для поддержки образовательных структур, а также научно-исследовательского и конструкторского потенциала в регионе.

К примеру, с начала войны в Боснии и Герцеговине, 79% научных сотрудников, 81% обладателей научных степеней и 75% докторов наук покинули страну.
В своем исследовании «Наука, Технология и Экономическое развитие в Юго-Восточной Европе», подготовленном в 2005 году для ЮНЕСКО, Милица Увалич (Milica Uvalic) особо отмечает сложность оценки утечки мозгов, уточняя, что пример с Боснией показал, из всего числа вакансий по техническим специальностям, только треть была занята. Конечно, цифры не могут быть настольно точными, чтобы учесть каждого, однако они недвусмысленно отражают тенденции в регионе в целом. По данным того же исследования, в Албании, в университете Тираны было отмечено 40-процентное сокращение академического состава, 90% из которого моложе 40 лет.

В целом по региону, за последние десять лет число ученых сократилось, в Сербии - больше половины выпускников университетов – гуманитарии, а количество дипломов по естественным наукам, математике, медицине и инженерным наукам неуклонно снижается. Кто-то может возразить здесь, что данная конкретная тенденция ничем не отличается от происходящего в развитых западных странах. Тревогу вызвало недавнее закрытие научных факультетов в Великобритании. Однако многие страны Запада могут рассчитывать на образовательную инфраструктуру и престижность, чтобы привлечь иностранных студентов для компенсирования сокращающегося числа своих студентов, изучающих науку.

Общие данные по высшему образованию выявляют отставание западных Балкан от ЕС. По информации ЮНЕСКО, «валовой коэффициент поступивших в учебные заведения» – количество учащихся определенного уровня обучения (независимо от их возраста), как процент населения, достигшего официального возраста обучения для этого уровня – составлял 16% для высшего образования в Албании в 2002-2003гг. В Сербии коэффициент составлял 36% в 2000-2001гг., а в Македонии 27% в 2002-2003гг. Эти данные, возможно, преувеличивают количество учащихся в университетах, так как высокий процент бросивших учебу не учитывается.

Для сравнения, валовой коэффициент во Франции – 56%, Словении 68% и в Финляндии 88%.

МЕДЛЕННОЕ РЕФОРМИРОВАНИЕ

Только с недавних пор политики и чиновники в регионе осознали необходимость реформы образования. «Инициатива Образовательной Реформы» для юго-востока Европы, стартовавшая в 2003 году при содействии Европейского Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы, является индикатором растущего понимания того, что образовательная реформа – неотъемлемая часть полноценной трансформации этих стран, которую необходимо выполнить для продолжения интеграции в Европу.

Болонский процесс, запущенный в 1999 году для создания единого европейского образовательного пространства, как результат европейской интеграции, вызвал ускорение образовательной реформы на Западных Балканах вкупе с интересом этих стран в более близких связях с ЕС, и поддержки Европейского Союза возможному вхождению в ЕС Западных Балкан.

Тем не менее, процесс реформ продвигается с трудом в основном из-за отсутствия опыта, информации и подготовки – другими словами, отсутствия потенциала для реализации.
Преподаватели балканских университетов жалуются на отсутствие поддержки и точных знаний о том, как реструктурировать свои курсы, не говоря уже о том, как изменить стиль преподавания и перейти от кафедр к семинарам, которые, как сказано в Болонских рекомендациях, привлекут студентов.

На деле, правовые последствия реформирования системы образования явились ни больше, ни меньше сложной проблемой.

ОТ БЕЛГРАДА К БОЛОНЬЕ

Недавние жаркие дебаты и забастовки студентов, охватившие Сербию, были спровоцированы неумелой реализацией Болонского процесса, а также противоречиями в новом образовательном законодательстве.

Вопрос стоит о том, могут ли все выпускники вузов - все юристы, инженеры, политологи и т.д., закончившие учебу после 1945 года, обновить свои дипломы до магистерского уровня.

Основная причина – то, что курс неполного высшего образования по старой системе составляет четыре года, а по новой Болонской системе четырех лет достаточно для получения студентом степени магистра. В конце прошлого года, в середине избирательной кампании в Сербии, комитет по законопроектам старого парламента принял официальную поправку к закону, уравнивающую ранее полученные дипломы и новые магистерские степени. Для вступления в силу, данная поправка должна быть одобрена новым составом Скупщины.

В то время заголовки газет кричали «Скоро в Сербии будет 400 тысяч магистров», и этот эпизод наглядно демонстрирует, что процесс европеизации может принести больше вреда, чем пользы, если сочетаются некомпетентность и политиканство.

Студенты требовали уравнять четырехлетний курс обучения по старой системе с магистерской степенью в новой системе. И действительно, почему бы не получить степень магистра, если ты можешь? Законодатели поддержали требования студентов, и, как считают аналитики, таким образом, завоевали голоса студентов до начала парламентских выборов.

Однако диапазон затронутых проблем гораздо более сложен и серьезен и потенциально затрагивает тысячи карьер и судеб. Куда это приведет лучшие умы страны? Что получат обладатели кандидатских и докторских степеней? Будут ли изменения для них такими же, к примеру, повышение до докторской степени и членства в Сербской Академии Наук соответственно? А работодатели? Каким образом они будут различать необходимый уровень квалификации? Скажется ли это на стоимости обучения? Что если некоторые факультеты и университеты не примут правительственную интерпретацию закона, как уже ранее происходило? И, конечно, признают ли зарубежные университеты все те изменения, произошедшие в Сербии? Если нет, то одна из основных целей Болонского процесса – мобильность студентов и преподавателей на территории Европы – может быть подорвана.

Выборы завершились. Однако продолжающаяся после выборов борьба за формирование правительства отодвинула на второй план поиск решений и ответов на вопросы.

Евросоюз, обеспокоенный этой потенциально разрушительной структурной проблемой, с которой столкнулись Балканы, стремится поддержать образование и науку посредством целого ряда программ, таких как Tempus (модернизация высшего образования) или Erasmus Mundus (стипендии для студентов). Ирония, подчеркивающая серьезность проблемы в регионе, заключается в том, что многие образовательные институты не смогли воспользоваться преимуществами данных программ из-за отсутствия возможностей выполнить необходимые для участия подготовительные мероприятия. К примеру, таким препятствием явилось заполнение сложных заявочных документов.

В других случаях, молодые ученые упускают ценную возможность для профессионального роста в престижных институтах на Западе из-за случаев коррупции, нежели из-за требований заявочного процесса.

Во время моего недавнего визита на Балканы, я отдала два десятка заявлений декану университета, попросив его порекомендовать молодых преподавателей для краткосрочных стажировок в университетах Запада. В этом случае, молодые ученые могли бы дать серьезный толчок своей карьере, обновив свои преподавательские и исследовательские навыки, а затем так же передать своим студентам эти достижения в виде новейших разработок в своих сферах науки.

Декан вернул заявления, проставив только одну фамилию. Рекомендованный им преподаватель, его закадычный друг, не прошел квалификацию для получения исследовательской стипендии и не смог использовать этот шанс. Не смог, к сожалению, и никто из молодых и перспективных преподавателей, так как они не получили поддержку декана.

Международные и местные политики на Балканах в основном занимаются проблемами послевоенной реконструкции и комплексным изменением предыдущей системы, – решая вопросы политики, экономики и безопасности. Истощенные человеческие ресурсы Балкан – на пути к восстановлению которых лежат многочисленные сочетания структурных и политических препятствий, – представляет собой решаемую проблему. Тем не менее, в долгосрочной перспективе она способна надолго истощить регион, даже когда следов войны уже нет, а разрушенное – восстановлено. Без развенчания мифа о превосходстве образовательной системы, идея об образованном обществе и вместе с ним шансы Балкан на внутренние реформы и конкурентоспособность в мире останутся призрачными.
Дениза Костовикова, преподаватель Лондонской Школы Экономики, автор книги «Косово: Политика Идентичности и Пространства» (Routledge, 2005).
back  |  printBookmark and Share

TOL PROMOTION

Image 20871

© Transitions Online 2014. All rights reserved. ISSN 1214-1615
Published by Transitions o.s., Baranova 33, 130 00 Prague 3, Czech Republic.